Başkonsolos Dilmaç’tan durum değerlendirmesi: “Potansiyel büyük, daha iyi değerlendirmeliyiz”

Türkiye’nin Kazan Başkonsolosu Turhan Dilmaç Tataristan’ın resmi devlet kurumu olan Tatar-inform Ajansı’na verdiği röportajında Rusya-Türkiye ilişkilerini normalleştirme sürecinde Tataristan’ın olumlu rol oynadığını söyledi.

Dilmaç, “Türkiye ile Rusya arasında yedi aylık durgun ilişkiler döneminde Tataristan yönetiminin akıllı pozisyon belirlemesi bu ilişkilerin normalleşme sürecine olumlu etki yaptı. Ve biz bununun her zaman altını çiziyoruz” dedi.

Dilmaç şöyle devam etti:

“Bu dönemde Rusya ve Türkiye’nin komşular olduğunu ve Türkler ile Tatarların kardeş halklar olduğunu unutmamak da çok önemli oldu. Bu fikri ileri sürenler haklı çıktılar. Zaman geçince ilişkiler eski rayına döndü. Elbette Tataristan, Rusya-Türkiye ilişkilerinin normalleşmesinde büyük bir rol oynadı.”

Başkonsolos, Türkiye ile Rusya ilişkilerinde atılması beklenen adımlar olduğunu vurgularken de, Rusya’nın Türkiye’ye yönelik olarak kriz döneminde aldığı yaptırımların kaldırılmadığına dikkati çekti.

Turhan Dilmaç sözlerine göre, Tataristan ile Türkiye arasındaki siyasi, ekonomik ve kültürel ilişkilerin bu  pozitif dinamiği çok uzun seneler boyu süren çalışmaların sonucu oldu.

Dilmaç özetle şunları söyledi:

“Türkiye ile Rusya bölgeleri arasındaki ilişkilere bakıldığında, Tataristan bu bölgeler arasında lider pozisyonda bulunuyor.

Bu ilişkilerin temeli de tarihi bir zemine dayanıyor. Tarihi zemin olarak ben kültürel, dini ve dil ortaklığını kastediyorum. Bu ilişkilerin zemini de taa 90’lı yıllara Tataristan’ın ilk Cumhurbaşkanı Sayın Şeymiyev dönemine kadar uzanıyor. O dönemlerde Türkiye ile Tataristan arasındaki ilişkilerin sağlam temeli atılmıştı.

1996 yılında Kazan’da Türkiye’nin Başkonsolosluğu ve Türkiye’de de Tataristan’ın Yetkili Temsilciliği açıldı. Kültürel bağlantılar geliştirildi ve ekonomik ilişkiler için adımlar atıldı. Son 5-6 yılda da bu çalışmaların sonuçlarını çok iyi görebiliyoruz.”

Başkonsolosun sözlerine göre, Kazan ile Ankara arasında ilişkilerin gelişmesine bir de karşılıklı üst düzey ziyaretler ve iş alanında ortak projeleri hayata geçirme çalışmaları büyük rol oynuyor:

“Şu anda Tataristan’da Türk sermayeli 10 şirket faaliyet göstermekte. Bu şirketlerin toplam yatırımları iki milyar doları buluyor. Hala karşılıklı olarak yüksek seviyeli ziyaretler devam ediyor.

Kazan’a bir kaç kere Türkiye’nin Ekonomi Bakanı ziyaretlerde bulundu. Bu yılın Mayıs ayında bir kez daha Ekonomi Bakanımız Nihat Zeybekci’nin gelmesi bekleniyor.

Sayın Minnihanov ta Türkiye’ye sık-sık gidip geliyor ve biz bu ziyaretlere seviniyoruz.

Sonuç olarak söylemek gerekirse, biz Türkiye ile Tataristan arasındaki bugünkü ilişkilerin seviyesinden memnunuz. Bu ilişkiler aynı zamanda Rusya-Türkiye ilişkilerinin gelişmesine de kendisinden bir katkı sağlıyor. Ama bu ilişkileri geliştirmek için daha büyük potansiyal var ve onu her zaman güçlendirmek lazım.”

Söyleşinin Rusça tam metni ise şöyle:

– Татарстан и Турцию связывают общность тюркской культуры, религия и история. Как на данный момент вы оцениваете уровень татарстано-турецких отношений?

– Большое спасибо. Для меня всегда большая радость находиться в ИА «Татар-информ». Отношения и сотрудничество между Турцией и Татарстаном – это важная часть нашего сотрудничества с Российской Федерацией. Что касается наших взаимоотношений с регионами России, Татарстан занимает одну из лидирующих позиций среди других регионов. Как вы правильно отметили, у этих отношений есть историческая составляющая. Под исторической основой я подразумеваю культурную, религиозную и языковую общность. Есть позитивная работа, которая проводилась уже на современном этапе с периода президентства господина Шаймиева, с 90-х годов. В то время была заложена прочная основа современных отношений между Турцией и Татарстаном. В 1996 году было открыто наше Генконсульство в Казани, также в Турции было открыто Полномочное представительство Татарстана. Усилились культурные связи, были предприняты шаги в направлении экономического сотрудничества. Последние 5-6 лет мы уже видим конкретные результаты, можно сказать, пожинаем плоды предпринятых действий. И нынешний президент республики Рустам Минниханов также всегда отмечает, что в данный момент в Татарстане действует 10 предприятий с турецким капиталом. Речь идет о 2 млрд долларов. Продолжается взаимный обмен делегациями на высоком уровне. В Казань приезжал министр экономики Турции. Совсем недавно с визитом в Казани был премьер-министр Турции. В мае снова планируется визит министра экономики господина Зейбекджи в Татарстан. Господин Минниханов также достаточно часто посещает Турцию, мы этому очень рады. Резюмируя, можно сказать, что в целом мы довольны нынешним уровнем взаимоотношений между Турцией и Татарстаном, эти отношения вносят значимый вклад в сотрудничество России и Турции. Однако есть потенциал для развития и его всегда можно использовать и усиливать.

– К сожалению, в отношениях между Россией и Турцией была определенная пауза. Как вы оцениваете влияние Татарстана на улучшение российско-турецких отношений, учитывая тот факт, что республика имеет тесные культурные и экономические связи с Анкарой?

– Да, был такой промежуточный 7-месячный период во взаимоотношениях наших стран. Положительную роль тогда сыграла мудрая позиция руководства Татарстана, мы всегда это подчеркиваем. Очень важно было не забывать в этот период, что Россия и Турция являются соседями, а турки и татары являются братскими народами. Те, кто продвигал эту мысль, оказались правы. Через некоторое время наши взаимоотношения вернулись в свое русло. Конечно, Татарстан сыграл положительную роль в нормализации российско-турецких отношений.

– В декабре был продлен срок ваших полномочий как Генерального консула Турции в Казани. Вы прибыли в столицу Татарстана в 2014 году. Как, по-вашему, за эти несколько лет поменялись город, республика, люди?

– Вообще, это сфера моих интересов – определять, как меняется, как развивается республика. Я всегда спрашиваю приезжающих в Казань турецких гостей, которые здесь были ранее, насколько они заметили изменения. Среди этих гостей есть те, кто были здесь 20-25 лет назад, а есть те, кто был здесь буквально 2-3 года назад. Они единогласно повторяют, что Казань сделала большой рывок, активно развивается.

Даже я, находясь здесь буквально 2-3 года, наблюдаю, как хорошеет и растет Казань. К примеру, та же самая Кремлевская набережная была доделана, когда я уже здесь работал. В Татарстане был объявлен Год парков и скверов и очень красиво были облагорожены и благоустроены многие общественные пространства города. Очень важно, что сохраняется старый город, историческая его часть.
Я, работая в Москве, приезжал сюда за 3-4 месяца до Универсиады. Тогда, естественно, активно велась стройка. Все фасады зданий были отреставрированы, отрадно, что все делалось на основе оригинальных образцов и проектов зданий. Одно из моих любимых мест – это Старо-татарская слобода. В свой первый приезд я обратил внимание, что там убирают железнодорожные рельсы. Там, в Татарской усадьбе есть рисунки и схемы, показывающие, как все было и как стало. При личной встрече я говорил руководителю префектуры «Старый город» о том, что закрытую для проезда дорогу было бы уместнее не просто забетонировать или заасфальтировать, а выложить брусчаткой, тем самым сохранив атмосферу этого района. Я вижу, как молодежь интересуется своей историей, в частности, районом под названием «Ново-татарская слобода». Нашим гостям, естественно, интересно посмотреть на Кремль, Свияжск, Болгар и другие объекты. Но они также активно интересуются Старо-татарской слободой.

– 2016 год был непростым и в то же время очень важным для российско-турецких отношений. Удалось найти пути решения конфликта после инцидента со сбитым военным самолетом. Летом лидеры двух стран встретились в Санкт-Петербурге, наметился курс на сближение. Как за этот год изменилась динамика экономических связей Татарстана и Турции? Могли бы вы рассказать об объемах товарооборота и уровне вложенных инвестиций турецкими резидентами в экономику Татарстана за 2016 год? Какие планы у консульства по развитию двухстороннего сотрудничества на 2017 год?

– Достаточно непросто определить точные цифры, касающиеся торговых связей. Есть некоторые цифры, полученные из Поволжского таможенного органа, но они не отражают реальную картину. Товары могут войти в Татарстан и из других таможенных точек. В то же время, можно указать на тенденцию снижения товарооборота, которая была отмечена в прошлом и позапрошлом годах. Есть и объективные причины его снижения – это санкции, введенные Россией в отношении Турции, которые на данный момент не отменены, а также падение потребительской способности населения.

Руководители наших стран поставили цель – увеличить товарооборот до 100 млрд долларов. Был момент, когда товарооборот возрос до 36 млрд долларов. Сейчас снова упал. Однако для того, чтобы эта цифра возросла, и обе стороны получили экономическую выгоду, нужно отменить некоторые препятствия.
Нужно учитывать, что Турция одна из немногих стран, которая не поддержала санкции во время украинского кризиса. При этом некоторые меры, которые были предприняты со стороны России в отношении Турции, до сих пор не отменены. Есть ограничения, касающиеся ввоза некоторых видов продукции по определенному списку. Кроме того, в некоторых сферах турецкие компании до сих пор не могут осуществлять деятельность. Среди них и строительство, и туризм, и деревообработка. Это целый список. До сих пор запрещено привлекать граждан Турции в качестве рабочей силы. Для того чтобы инвестор мог привлекать турецких рабочих он должен быть в списке исключений. Мы надеемся, что будут предприняты какие-то шаги в этом направлении. В марте лидеры наших стран господин Эрдоган и господин Путин встретятся в России в рамках российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня. Конечно, санкции и ограничения создают сложности. Татарстан предпринимает попытки привлечь инвесторов. Да, компании обращаются к нам, интересуются, но, узнав об ограничениях по привлечению рабочей силы, о запрете на осуществление деятельности в некоторых сферах, они отступают. Многие средние и крупные турецкие компании, работающие в Татарстане, вошли в список исключений. Это дальновидная позиция руководства Татарстана. Однако новым потенциальным инвесторам эти нюансы объяснить сложно. Разумеется, 90-95 процентов сотрудников будет составлять местные сотрудники, но подразумевается, что хотя бы 5-10 процентов сотрудников, в особенности из числа руководства, будут гражданами Турции. Потенциальные инвесторы, узнав, что им нужно сначала попасть в список исключений, а для того чтобы попасть в него нужно выполнить ряд определенных действий, естественно, отступают.

Я с сожалением могу сказать, что я все-таки надеялся, что после этого «кризисного периода» больше компаний будут интересоваться возможностями инвестиций в Татарстан, но число обращающихся в Генконсульство потенциальных инвесторов увеличилось ненамного. Раньше их было больше. Сюда стало сложнее приехать, нужно получать визу. Это непростая процедура, для этого здесь должна быть приглашающая организация, должна быть оформлена деловая виза. То есть появились сложности, которые останавливает людей.
Мы знаем, что Татарстан прилагает большие усилия для того, чтобы избежать этих сложностей. Я очень надеюсь, что в ближайшее время процедура облегчится. Потому что инвестиции полезны и Татарстану, и России в целом. Как я уже ранее сказал, будет привлекаться местная рабочая сила, это приносит налоги в бюджет. Вообще-то, привлекая инвесторов, многие страны, в том числе и наша страна, именно этого и добиваются. Но когда столько ограничений, особенно по отношению к Турции, это усложняет процесс.

– Известно, что в Свияжском межрегиональном мультимодальном логистическом центре будут управлять менеджеры из Турции, в какой стадии сейчас сотрудничество, как развивается проект? Насколько опыт «Гебзе» будет востребован в Татарстане?

– Это очень хороший проект. В Турции существует особая промышленная зона «Гебзе». В свое время ее посетил президент Татарстана, с тех пор еще остались связи. Есть взаимное желание создать особую зону в 40-50 километрах от Казани. В этом есть определенный смысл, так как ОПЗ «Гебзе» является брендом, который мог бы привлечь туда в дальнейшем резидентов.

Потенциальные резиденты, увидев название «Гебзе», будут с уверенностью вкладывать свои средства и создавать производство. Во время последнего визита господина Минниханова в Анкару был подписан соответствующий протокол. Ведется работа в этом направлении. Опять-таки получается, что кружимся вокруг одного и того же – нам нужно заверить компании в том, что они действительно смогут работать в этой особой экономической зоне, учитывая все ограничения.

– Министр экономики РТ Артем Здунов на совместном заседании коллегий Минпромторга и Минэкономики РТ рассказал о том, что турецкие банки начали подготовку финансовых продуктов для резидентов Свияжского логистического центра. Могли бы вы рассказать об этом подробнее? Какие банки участвуют в этом процессе?

– Насколько я знаю, господин Здунов встретился в Москве с представителями турецких банков. Позже мы направляли в министерство экономики Татарстана информацию о некоторых других банках, которых они не пригласили на эту встречу, то есть порекоммендовали встретиться еще и с представителями других банковю. Позже они встретились и с ними тоже. Это часть предварительной работы в рамках создания упомянутой ранее особой промышленной зоны. Все это банки, которые активны в России.

– Как вы оцениваете совместную работу по строительству комплекса глубокой переработки тяжелых остатков нефти на предприятии ТАИФ-НК?

– Вообще, есть несколько таких совместных проектов. Первый, это тот, о котором вы сказали, это Нижнекамский нефтеперерабатывающий завод. Его осуществляет компания «Гемонт» вместе с «Mitsubishi». Там работа уже приближается к концу. У меня есть информация, что ближе к весне наступит завершающий этап работы. Я, конечно, не специалист в этом вопросе, но, когда я посещал Нижнекамск, мне объясняли, что это очень высокотехнологичный проект и там будет применяться очень хорошая система очищения нефти. После завершения этого проекта компания «ТАИФ» планирует реализовывать еще один, которым турецкая компания также интересуется.

Турецкая строительная компания «Гама» совместно с «General Motors» осуществляет строительство станции по переработке природного газа в электричество. Это тоже проект, связанный с ТАИФом. Там тоже середина пройдена, работа движется к завершению.

Эти два проекта отличаются тем, что являются достаточно высокотехнологичными.

Еще одна крупная строительная фирма «Полимекс» возводит 5-звездочный гостиничный комплекс, в дальнейшем компания также будет заниматься и менеджментом. В Казани есть много хороших отелей. Но я считаю, что есть потребность в 5-звездочном гостиничном комплексе высокого уровня. Данный проект эту потребность тоже, надеюсь, закроет. Комплекс будет размещен в отреставрированном и достроенном здании Шамовской больницы.

Начиная с 90-х годов, турецкие компании вели строительство жилья, реставрировали Казанский Кремль, Татарский государственный театр оперы и балета им. Мусы Джалиля, строили мечеть Кул Шариф и т.д. В последнее время татарстанские строительные компании пришли на рынок, и обеспечивают местные потребности в строительстве. Тем не менее, на направлениях, где нужны высокие технологии и высококвалифицированные специалисты подключаются турецкие компании.

– Известно, что турецкие компании широко представлены в ОЭЗ «Алабуга». Как идет работа? Планируется ли приход новых резидентов из Турции?

– Да, и по количеству, и по объему инвестиций турецкие компании занимают значимое место в ОЭЗ «Алабуга». Во второй половине прошлого года наш министр экономики и президент Татарстана совместно открыли два завода компании «Тракья Джам». Работает «Кастамону Интегрейтед», введен уже второй этап производства. Завод «Хаят Кимья» производит санитарно-гигиеническую продукцию. Насколько я знаю, они планируют разнообразить виды своей продукции. У «Джошкуноз» в Елабуге также работает завод. У них, насколько мне известно, есть контракт с Фордом, и они сейчас рассматривает возможность подписания соглашений с другими компаниями. Компания «Зорлу» открыла трубный завод, он тоже успешно функционирует. Может быть, есть еще другие, которые я сейчас с ходу не вспомню.

Все заводы я видел лично, посещал, везде используются современные технологии в производстве. Иногда говоря о заводе, мы представляем себе стандартное небольшое производство. В данном случае, речь идет об очень крупных и масштабных заводах, по их территории можно передвигаться только на специальном транспорте. Насколько я знаю, сейчас новых проектов в плане инвестиций пока нет, есть некоторые идеи, но все они ждут конкретизации. Так как было ожидание, что после того как нормализуются отношения, будет восстановлена работа во всех сферах. Это ожидание не оправдалось. Поэтому люди сейчас просто выжидают.

– Каковы перспективы развития проекта по тепличному хозяйству в ОЭЗ «Алабуга»?

– Что касается тепличного хозяйства, это тоже очень крупный проект. Для того чтобы оно было создано должна быть предусмотрена законодательная база. Потому что, насколько я понимаю, речь идет не только непосредственно о тепличном хозяйстве, сколько о сельскохозяйственной зоне. Поэтому этот проект рассматривается на дальнейшую перспективу. Знаю, что месяц назад была встреча по этой теме. Об этом проекте можно говорить, но конкретных сроков и дат по нему еще рано ставить.

– Турхан-ефенде, татарский и турецкий язык очень похожи, вы сами очень хорошо владеете татарским. Есть ли сегодня возможность у татарстанцев бесплатно получить знания и навык общения на турецком языке. Если возможность у жителей Турции также изучать татарский язык?

– Спасибо. Я бы не сказал, что хорошо владею татарским языком, но я стараюсь говорить на нем, общаться. Этим я проявляю свое уважение к татарам и Татарстану. Я работаю в Казани, поэтому если хоть немного буду стараться говорить на татарском, это будет правильно. Я работал четыре года в Москве, до этого в Греции и Кыргызстане. Во всех местах своего пребывания я старался изучать язык местного населения. Также я стараюсь говорить по-русски. Участвуя в разных мероприятиях, я выступаю на татарском или на русском языке. Это интересно и простым гражданам, и представителям власти. Мне так проще работать.

В Татарстане очень большой интерес к изучению турецкого языка, не только среди татар, но и среди русских, и других этнических групп. До 24 ноября 2015 года действовал Центр изучения Турции, открытый в рамках договора о сотрудничестве между Институтом им. Юнуса Эмре в Турции и Казанским федеральным университетом. Центр был создан для совместных научных исследований, проведения совместных мероприятий, связанных с Турцией или турецким языком. Там преподавались уроки турецкого языка. Слушателю нужно было лишь выкупить учебник, то есть курсы были практически бесплатными, там обучались 2-3 группы.

К сожалению, центр был закрыт после событий 24 ноября 2015 года. После нормализации отношений мы предпринимали достаточно много усилий в этом направлении. Я даже во время одного интервью здесь у вас просто между делом упоминал, что возможно этот Центр в скором времени восстановит свою работу, но так получилось, что он до сих пор не открыт. Продолжаем верить, что он откроется. Мы не совсем понимаем причину, почему он до сих пор не функционирует.
А вообще практически все, кто меня видят, всегда спрашивают, когда начнутся эти курсы. Поэтому пока мы думаем о возможностях сотрудничества в этом направлении с Домом дружбы народов, с Ассамблеей народов Татарстана. Сейчас изучаем возможности и законодательную базу для этого. Если получится, я думаю, что интерес будет.

Стоит отметить, что между российскими вузами и Институтом им. Юнуса Эмре ранее были подписаны протоколы о сотрудничестве в сфере тюркологии с кафедрами востоковедения, тюркологии, татароведения. Сотрудничество подразумевало обмен студентами, преподавателями, совместная организация конференций, симпозиумов и т.п. К примеру, на отделение тюркологии, на семестр приезжает какой-нибудь преподаватель из Турции. После 24 ноября протоколы о сотрудничестве остались в замороженном состоянии. После нормализации отношений мы обратились в вузы с предложением возобновить сотрудничество. Из Чувашского государственного университета мы буквально через два дня получили положительный ответ, в Башкирском государственном университете через 4-5 дней ответили также положительно. Эти университеты относятся к нашему консульскому округу, поэтому я говорю о них. А вообще Санкт-Петербургский университет тоже ответил положительно. А вот из Казанского федерального университета мы все еще ждем ответа.

– Как обстоят дела с изучением татарского языка в Турции?

– В университете Мармара действует Центр тюркских исследований и там преподается татарский язык, занятия открыты для населения. Судя по фотографиям аудитории на этих курсах полные. Среди них есть и татары, проживающие в Турции и те, кому просто интересен этот язык. Я знаю, что в КФУ был конкурс татарского языка. И один из турецких докторантов, который учился в Казани, занял первое место. Вообще, есть иностранцы, которые приезжают в Казань, изучают язык и хорошо говорят на татарском. Из Нигерии есть один студент, который хорошо поет на татарском языке. Есть японцы, которые хорошо говорят на татарском. Ну, а для турок изучать татарский язык гораздо проще.

– Как вы оцениваете уровень студенческого, научного и культурного обмена между Турцией и Татарстаном? Какие программы сейчас существуют для студентов и желающих получить обмен опытом?

– В рамках упомянутых мною протоколов возможен студенческий обмен на краткосрочный период, кроме этого у нас есть государственная программа «Гранты Турции». В рамках этого проекта желающие обучаться в турецких вузах выпускники старших классов имеют возможность получить грант и уехать учиться в Турцию. В прошлом году 8, до этого 15 абитуриентов выехали для обучения из Татарстана в Турцию. До этого была немного другая система отбора. Турция просто определяла квоту для республики, сообщала об этом в министерство образования, министерство в рамках этой квоты определяло желающих. Сейчас система немного поменялась. Сейчас любой желающий по интернету может обратиться. 1 марта начинается прием заявок. Абитуриенты заполняют анкету, прилагают необходимые документы и отправляют. А потом после первого этапа приходит ответ тем, кто прошел на второй этап отбора. В Казань приезжает экзаменационная комиссия и в Генконсульстве проходит собеседование. Если абитуриент проходит данный этап, то уже можно выезжать в Турцию на обучение. В рамках этого проекта можно обучаться в очень престижных турецких вузах. Студенты в любом случае обязательно изучают турецкий язык примерно в течение года. Кроме того, многие вузы, в том числе вуз, который я окончил, ведут обучение на английском языке. Таким образом, человек получает не только специальность, но и хорошее знание двух языков. Благодаря гранту, обучение является бесплатным, выплачивается даже стипендия. С 1 марта прием заявок начинается. Желающие могут отслеживать новости о проекте на наших страницах в социальных сетях. Если будут желающие, мы будем только рады.

– Для того чтобы интеграционные процессы были более ощутимыми и взаимоотношения развивались интенсивнее, необходимо чтобы между собой общались представители интеллигенции. Есть ли какие-то программы сотрудничества в этой сфере?

– Здесь можно рассказать о множестве проектов. Мы практически на завершающем этапе переподписания договора о сотрудничестве между телерадиокомпанией «Новый век» и государственной телерадиокомпанией Турции «TRT». Ильшат Аминов (генеральный директор «ТНВ», – Ред.) уже подписал, сейчас ждем оригинал, подписанный уже нашей стороной для того чтобы экземпляр передать татарстанской стороне. Протокол предусматривает достаточно широкие возможности для сотрудничества. У «ТRТ» есть очень масштабные возможности в этом направлении, для татарстанских коллег это сотрудничество будет плодотворным. Я уверен, что и нашей стороне есть чему поучиться у «ТНВ». Давно уже ведется об этом разговор, есть планы показывать турецкие сериалы на татарстанском канале. Есть вероятность, что «ТRТ» будет готово предоставить свои сериалы компании «ТНВ» за небольшую плату или может быть даже безвозмездно. На этапе переговоров компании «ТНВ» предлагалось 2-3 варианта сериалов, но сейчас в Турции снимается много других сериалов, можно и их рассмотреть в качестве варианта. Иногда я смотрю канал «ТНВ», я не против бразильских сериалов, но, думаю, что турецкие, будут более интересны и понятны для населения.

Кроме этого, у нас есть программа сотрудничества между государственными архивами. Буквально неделю назад я встречался с Ирадой Аюповой (руководитель Госархива РТ, – Ред.). Делегация специалистов-архивистов в ближайшее время выезжает в Турцию, и в рамках специальной программы они будут вести исследования в турецких архивах.

Есть планы по организации выставки наподобие той, что была в Москве под названием «Москва и Стамбул в архивных документах». Здесь, в Казани можно было бы показать отношения Золотой Орды, Османского государства и Московского государства в архивных документах. Таких идей и планов много, мы надеемся всех их осуществить.

Мы хотим усилить сотрудничество с Болгарской исламской академией. В рамках данного направления в марте мы будем принимать Камиля Исхакова (помощник президента РТ, – Ред.) в Турции. Планируются встречи с руководителем управления по делам религии (на уровне министерства) и посещение факультетов богословия ведущих вузов. Известно, что в апреле проходит неделя родного языка. Мы планируем пригласить ученых, которые занимаются вопросами татарского языка в Турции. С их участием планируем организовать научные мероприятия, конференции. Хотелось бы, чтобы эти люди давали интервью на татарском языке, чтобы народ видел, что к татарскому языку есть интерес в Турции.

Насколько я знаю, есть договор о сотрудничестве между информагентствами. Наверное, его нужно усилить и сделать его работающим. Специалисты вы и поэтому мы ждем ваших предложений в этом направлении, мы, как Генконсульство, сделаем все возможное все для того чтобы повлиять на этот процесс и способствовать сотрудничеству агентства «Анадолу» с ИА «Татар-информ».

– Известно, что вам нравится делать фотографии Казани. Это увлечение появилось только здесь или вы снимаете везде, где оказываетесь?

– Таких мест, как Казань, где я так много осознанно снимал, не было. Естественно, в местах, где я работал, я активно фотографировал. Но здесь это как-то по-особенному. Я говорил вам, что была открыта моя персональная выставка, которая была посвящена 20-летию со дня открытия консульства в Казани. Мероприятие поддержал и бывший посол Турции в Москве. Сейчас он работает на уровне заместителя министра иностранных дел Турции. Он сам, будучи в Греции, тоже много снимал турецкие объекты и опубликовал альбом. Увидев мои фотографии, он предложил мне организовать выставку. К этой выставке был высокий интерес. Я не утверждаю, что эти фотографии имеют какие-то особенности с точки зрения профессионализма, но так как их делал Генконсул, видимо населению было интересно посмотреть. Когда я вернусь в Турцию, я планирую подобную выставку организовать в Министерстве иностранных дел. Здесь очень подходящие условия для съемок зимы, но, конечно, мы не против побольше снимать весну и лето.